Главная

 Презентация

 Технические характеристики

 Технологии

 Применение

 Планирование работ

 Оборудование и принадлежности

 Реализованные проекты

 Ежегодные бюллетени

 Публикации

 Опросный лист





Видео
Публикации
"Царицыно". С уважением к великим зодчим

И сад, и парк «во вкусе аглицком». До сдачи Большого дворца осталось 60 дней

Когда 15-летняя немецкая принцесса София-Августа-Фредерика Ангальт-Цербстская впервые увидела холодную пугающую Россию, она, наверное, и не могла предположить, что станет в череде российских императорских особ одной из самых ярких правительниц, одареннейшим политтехнологом - той Екатериной Великой, о которой в последние годы особенно много говорит Москва в связи с реконструкцией некогда задуманного ею подмосковного Царского Села, которое могло бы соперничать по роскоши с действующими дворцовыми ансамблями в окрестностях северной столицы - в Царском Селе, Петергофе, Павловске…


Как жаль, что довести дело до конца императрице не удалось! Как здорово, что мы имеем возможность увидеть возрождение «Царицыно» и предугадать его дальнейшую судьбу!

В 2006 году отсюда вывели 62 сторонних землепользователя и арендатора. Это была титаническая работа. Сегодня вся земля находится во владении музея-заповедника «Царицыно» в бессрочном пользовании, здесь все подчинено нашей истории, государственным целям.

У части населения было опасение, что территория будет закрытой. А ведь свадьбу, например, многим молодоженам хочется запомнить посредством фотографий, сделанных в красивом месте - таком, каким стало «Царицыно». Опасения напрасны. Мэр Москвы Ю.М. Лужков при случае всегда подчеркивает, что это городская собственность и никаких развлекательных досуговых комплексов, закрытых режимов здесь не будет. Территория музея-заповедника была, есть и останется всегда открытой. Да, плата за посещение выставок и экскурсий предусмотрена, но так делают все музеи мира.

На вопрос: «Сколько людей занято сейчас на реконструкции исторического комплекса?» - руководитель штаба строительства П.П. Бирюков ответил:

- Семь тысяч. Откуда? Цифра складывается из тех, кто работает и в Большом дворце, и на возведении Оранжерейного комплекса, Визит-центра у метро «Царицыно», котельной, прокладке теплотрассы, благоустройстве и так далее.

Помимо строителей привлечены студенческие строительные отряды. Мы пригласили молодежь наших вузов принять участие в благоустройстве. Около ста студентов из Финансово-юридической академии досрочно сдали сессию, чтобы принять участие в историческом процессе.

- Можно ли купаться в Царицынских прудах?

- В центральной части дворцовой зоны нельзя. Это запрещено, как и езда на автомобилях, мотоциклах, катание на велосипедах, прогулки с животными. Для этого есть Нижний Царицынский пруд, территория Борисовских прудов и дендропарка, где очень скоро закончатся работы по реабилитации водоемов и благоустройству. В этом году мы дополнительно привели в порядок территорию, прилегающую к Царицынским прудам вдоль железной дороги, Борисовского проезда. Используя полученный опыт, пойдем дальше, продолжим благоустройство всего округа.

А здесь люди должны иметь возможность наслаждаться отдыхом, изучать историю. Купание же на Верхнем пруду и прогулки с животными никак не отвечают назначению музея-заповедника.

- Кое-кто тут раньше любил устраивать пикники…

- Если начнем их устраивать снова, во что мы превратим эту жемчужину?

- На большой поляне за дворцом всегда собиралось много отдыхающих, неподалеку традиционно шли баталии шахматистов, доминошников, волейболистов. Сохранится ли этот уклад?

- В зимний период мы провели на этом месте благоустройство, и сейчас на поляне (даже во время производства работ) по-прежнему собираются дети и взрослые. На старом месте остались и спортивные площадки, хотя этот вопрос решался трудно. Я считаю: парк должен служить отдыху населения.

- Петр Павлович, на последнем четверговом совещании среди множества вопросов рассматривалась необходимость выдачи Комитетом по культуре города Москвы, ГМЗ «Царицыно», заказчиком ОАО «Москапстрой» задания генпроектировщику ГУП «Моспроект-2» на корректировку проекта Оранжерейного комплекса для изменения функциональности помещений…

- Действительно, первоначально мы планировали разместить там кабинеты для музейщиков, их научной работы. Но мэром Москвы было принято решение о воссоздании оранжерей 1784 - 1787 годов. К концу строительства количество выращиваемых растений превышало десять тысяч. Четыре года в газете «Московские ведомости» публиковались объявления о продажах из царицынских оранжерей саженцев персиковых, лимонных, грушевых, сливовых, абрикосовых, яблоневых деревьев, их плодов, а также цветов - китайских розанов и жасмина Арабского. Всему этому «Царицыно» обязано выписанному на русскую службу английскому садовнику Фрэнсису Риду, немедленно взявшемуся по прибытии за составление проекта садов и рощ «во вкусе аглицком».

Воссоздавая Оранжерейный комплекс и пейзажный (английский) парк, мы сделаем все для того, чтобы они служили россиянам так, как были задуманы.

Я же для вас, дорогие читатели, дополню, что Фрэнсис Рид с 1799 года покоится на местном кладбище. Но прежде он успел основательно преобразить царицынский парк, еще долгие годы спустя славившийся своей красотой.

Жаль тех, кто не знает истории и сегодня пытается вставлять палки в колеса желающих навести порядок и дать новую жизнь этим удивительным местам.

Продолжение следует!

Как россияне удивили немцев

Слухи о чудесном преображении Верхнего и Нижнего Царицынских прудов по Москве до сих пор передаются из уст в уста. Для тех, кто не знал истории о реакции немецких специалистов на результаты анализа взятой два года назад пробы воды, красивые пруды - почти как данность. Немцы же тогда категорично заявили, что к прудам нельзя никого подпускать ближе чем на километр: здесь вся таблица Менделеева. Каково же было их удивление после проведения ряда очистительных и восстанавливающих мероприятий, проведенных Некоммерческим партнерством "Акватория": вода оказалась такой чистоты, какой, они считали, достичь невозможно. Пришлось даже проводить международную конференцию.


- Правда ли это? Чему они удивились? - С этого вопроса и начался наш разговор с генеральным директором НП «Акватория» Петром Ивановичем Погожевым.

- Да, было такое дело. А удивились немцы составам донных отложений. Они всегда берут пробы, причем из разных частей водоема, чтобы составить интегральную характеристику донных осадков. Нашли там очень много сложных компонентов, в том числе тяжелых металлов и нефтепродуктов. Но это не привычные нефтепродукты, а аутогенные (автохтонные), образующиеся в результате гниения органических остатков растительного и животного происхождения при отсутствии кислорода.

- И вам не покрутили у виска пальцем, мол, что это вы - ненормальные? У вас ничего не получится!

- Нет! У нас не могло такого быть.

Фирма основана в 1999 году как экологическая и гидробиологическая. Она занимается строительством и обустройством искусственных; очищением и восстановлением природных водоемов, укреплением берегов, созданием гидротехнических узлов, дамб, общественных пляжей, купален; строительством пирсов, мостов, причалов; работами по укреплению берегов «с воды», устройством гидроизоляции водоемов и котлованов.

Наши гидробиологи очень хорошо знают биологию водоемов, какими они должны быть, чтобы оставаться чистыми и привлекательными, чтобы здесь водилась рыба и соотношение всех организмов в воде было оптимальным.

Как выяснилось, сам Петр Иванович закончил биологический факультет МГУ, кафедру гидробиологии. Вместе с другом - Андреем Петровичем Бариновым, а он - финансист, образовали удачный тандем и вместе открыли фирму, которая строит и восстанавливает любые водоемы с гарантией их экологического благополучия и устойчивой гидроэкосистемой.

- Как этого можно достичь?

- Водоем состоит из разных участков - биотопов, которые населены различными видами организмов. В одной части должна быть водная растительность, снабжающая воду кислородом, на глубине - организмы, перерабатывающие органические осадки. Не обойтись и без глубоководных участков, где может водиться крупная рыба.

Царицынские пруды очень древние, когда мы их чистили, то воду не сливали. Водная толща и экосистема водоема остались нетронутыми. Мы даже воду несильно взмутили. За время нашей работы в водоеме не было кислородного дефицита и замора рыбы. То есть наша технология позволяет не нарушать экосистему водоема.

- С чем столкнулась фирма, когда пришла в «Царицыно» как генподрядчик по реабилитации прудов?

- В первую очередь было необходимо укрепить берега, чтобы не оползали, они там очень проблематичные. Правый берег Верхнего Царицынского пруда, правый берег Нижнего Царицынского пруда и остров с деревьями укрепили лиственничным ряжем (свайным частоколом). Там, где берега были пологими, мы установили свайный забор. Устройством дорожно-тропиночной сети и озеленением склонов за дорожками занимались наши субподрядчики.

Главной же задачей НП «Акватория» было почистить и сформировать дно водоемов, поскольку все неприятности - цветение воды, замор рыбы и тому подобное - зависят от состояния дна. Среди донных осадков мы нашли очень много крупногабаритного мусора: и упавшие деревья, и бытовой мусор, и огромное количество автомобильных покрышек, кузова и детали автомобилей.

- За голову при этом не хватались?

- Хватались еще как! Вытащили даже две гильзы от стреляных зенитных снарядов, видимо, они остались еще с войны. Нашли несколько царских медных копеек.

- Это же все равно что искать иголку в стоге сена! А как вы это все достали? Я видела, что на берегу лежал небольшой трубопровод…

- Технология очень простая. Многофункциональный земснаряд (называется «Ватермастер») специальным режущим инструментом собирает и засасывает донные осадки и грунт, потом по путепроводу направляет их на завод по обезвоживанию осадков. Здесь происходит сначала отделение песка и гравия от пульпы, затем пульпа обезвоживается на фильтрпрессах и отправляется на свалки ТБО, а очищенную воду мы сбрасываем обратно в пруд.

- Кто придумал технологию?

- Это наша совместная технология с одной немецкой фирмой, которая помогла нам собрать технологическое оборудование по всей Германии, поэтому-то немцы и были так приятно удивлены, когда пруды оказались хорошо вычищенными.

- Можно ли в цифрах измерить, какой объем работ вами выполнен?

- Верхний Царицынский пруд - это где-то 15 гектаров, Нижний (включая средний) - примерно 70 гектаров, Борисовские пруды - еще 93 гектара.

- Когда НП «Акватория» приступила к выполнению этого городского заказа?

- В «Царицыно» мы работаем больше двух лет. К предстоящему Дню города закончим Нижний Царицынский пруд и останемся на Борисовских прудах, где подрядчик другой, но нужна наша помощь. Дело в том, что осушить их полностью нельзя: ложе одного из прудов находится ниже, чем выпуск нижней дамбы. Мертвый объем пруда с осадком мы и будем чистить. Думаю, завершим все до Нового года.

- Как, такие фирмы работают даже зимой?

- Мы - да. Для этого утеплили завод, а вокруг земснарядов устанавливаются размывающие установки, в результате образуется огромная полынья. Трубопровод сам по себе не замерзает: вода со дна имеет температуру плюс четыре градуса.

- А ваш земснаряд рыбу не «вычерпал»?

- Рыба умна, она уходит от опасности и ближе 20 метров к земснаряду не подходит. А вот двустворчатые моллюски на дне убежать не успевают. Но они хорошо размножаются, так что урона их семейству практически нет. Они необходимы для минерализации донной органики.

- Много ли людей задействуются при этой технологии?

- На земснаряде находится один человек, он связан с заводом, откуда ему передают, как надо делать забор донных отложений: посильней, пожиже, погуще… На самом заводе находятся два оператора, следящие за его работой.

- Где вы берете специалистов, сами готовите?

- И сами готовим, и через коллег разыскиваем. Дело в том, что такой технологии в городе нет ни у кого. Она уникальна. Я вас удивлю больше, если скажу, что даже в Европе такой технологии нет. Обезвоживающих установок такой производительности в Европе нет. У них есть небольшие. И сами фирмы по обезвоживанию остатков маленькие. А у нас кроме большого завода есть еще мобильная установка. Она доставляется на маленькие объекты, где нужно вытащить со дна 50 - 100 тысяч кубометров пульпы.

- То есть Вы хотите сказать, что объем работ в «Царицыно» - очень большой?

- Конечно. Общий объем равнялся примерно одному млн. куб. метров.

- Какой гидрологический объект в Москве сравним с этим?

- Этот, безусловно, один из крупнейших в столице. Правда, в дальнейшем с ним может поспорить очищение дна Москвы-реки. Или Нагатинская, Строгинская, Захарковская поймы.

- А Яузу вам не предлагали чистить?

- Предлагали. Там скоро будет работать наша мобильная установка.

- Интересно, за какие водоемы горожане могут сказать вам добрые слова?

- Мы этих слов специально не ждем. Просто работаем, и сделано много. Например, восстановлены пруды в Конькове, на улицах Введенского, Генерала Антонова, в парке «Дубки». Может, кто-то помнит, как на Чистых и Патриарших прудах плавали наши зеленые «плавучие клумбы» (АТОЛЛы) - искусственные биотопы, которые содержали ракообразный фильтрующий зоопланктон, способствующий самоочищению воды.

В установке «АТОЛЛ» экосистема защищена от проникновения в нее молоди рыбы, питающейся зоопланктоном. В результате численность последнего возрастает до такой плотности, что его фильтрационная активность может противостоять процессам цветения микроводорослей в водоеме. Биогенные вещества, выделяемые зоопланктоном в процессе питания, поглощаются высшей растительностью, которая растет внутри отмели. При удалении биомассы водной растительности из отмели одновременно удаляются и вещества, являющиеся причиной бурного цветения воды. Если необходимо, то по границе отмели на втоке воды размещаются контейнеры с биосорбентами для извлечения из водоема нефтепродуктов и тяжелых металлов.

За разработку плавучей установки «АТОЛЛ» НП «Акватория» стала лауреатом премии мэрии Москвы в области охраны окружающей среды.

- Петр Иванович, как Вы оцениваете положение фирмы среди подобных ей?

- По экологии водоемов мы объективно находимся впереди других гидробиологических фирм. Много таких, которые предлагают выкопать водоемы, но это может сделать кто угодно. А сделать водоем таким, чтобы он был экологически устойчивым, трудно. А мы можем. Это наш козырь, потому что мы знаем необходимое соотношение глубоководных и мелководных частей, где должны стоять очищающие припрудки или биоплата, знаем, какими они должны быть, как сориентировать водоем по сторонам света, розе ветров, где и какие деревья можно сажать, какие - нельзя, какие надлежит сделать гнездовья для птиц и нерестилища для рыб. И это не все.

- Что, на Ваш взгляд, позволит сохранить экологию для наших будущих поколений?

- Я считаю, что общество должно стать гражданским. Мы должны наконец стать ГРАЖДАНАМИ, воспринимать страну как СВОЮ. Немцы, австрийцы, японцы, например, ощущают пространство вокруг себя как свое, они в нем живут, здесь будут жить их дети. Они берут его в долг у своих детей. И никому не приходит в голову бросить мусор в окно автомобиля, бутылку в пруд. Это все равно, что плюнуть на пол у себя в доме.

Немцы, например, живут с полицейским в голове, который говорит, что им можно делать, а что нельзя. Они, если видят, что машина припаркована неправильно, бегут звонить в полицию. «Как же так, это моя страна, а какой-то человек нарушает правила, по которым мы все здесь договорились жить?» - думает немец.

А мы пройдем мимо, нам до такого менталитета, к сожалению, еще очень далеко. Или я не прав?

Представительство финской компании "Аквамек" по странам СНГ
125040, Москва, ул. Скаковая, 17.
Тел.: (495) 945-15-51, факс: 945-15-45
E-mail: meta@mcn.ru